panlog πάντα διὰ πάντων
तत् त्वम् असि
جهان است ل
СакралSacral ФинансыFinances ЛитератураLiterature ИскусстваArt НовостиNews Eng / RusEng / Rus
СправкиInfo ОтраслиIndustries СоциомирыSocial world НаукиScience ДобавитьAdd МыWe


- Информация / СВЯЩЕННЫЕ ТЕКСТЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, РЕЛИГИИ, КОНФЕССИИ, СЕКТЫ / Священные тексты Месопотамии / Шумерская религия. Тексты / Окончание мифа о Думузи /

Окончание мифа о Думузи



Контекст
Впервые тут встречается архетип умирающего/воскресающего бога по ходу 4096, потом этого будет еще очень много, раз уже решил вообще всю мировую культуру охватить этим циклом.
Рассказы об умирающих богах распространены очень широко и везде довольно похожи, так что и современные исследователи, а не только Мани Хайя, полагают, что это общерелигиозный архетип. То есть тут даже не общеарийские представления (которых тоже достаточно), а прямо таки общечеловеческие. Общие моменты архетипа:
1. Некий бог умирает либо куда-то уходит, но потом возвращается.
2. Часто это связано со сменой времен года: умирает осенью и возвращается весной.
3. Всегда связано с плодородием и появлением новой жизни, прежде всего растений.
4. Сопровождается обычно комплексом обрядов, в которые входит ритуальный плач об умершем (ушедшем) боге.
5. Смысл связанной с этим обрядности - магическое обеспечение урожайности в данном году.
Легко заметить, что если мы берем православие, то выше описана Пасха. Причем само учение Иисуса Христа как-то мало связано было с плодородием и урожайностью, материальную деятельность он, как известно, презирал, и бомжевал с апостолами по горам. Пасхальная обрядность по сути берется с какого-то другого культа, а именно культа воскресающих божеств плодородия, причем эта фишка, кажется была уже у иудеев (обрядовую сторону иудаизма плохо знаю, вот может по мере прохождения этого цикла буду изучать). То есть в случае Христа у православных имеем половину мифа - есть воскресение, но утрачена связь с плодородием.
Ну в общем обычный пример мозаичности и нелогичности этого учения, в манихействе архетип убитого и воскресающего бога (первочеловека) и Иешуа Га-Ноцри - это два совсем разных чувака. Причем воскресающий символизирует растворение света (разума) в материи, и последующее его от нее освобождение. По сути мы живем внутри этого воскресающего бога, который в начале мира был убит, а его окончательное воскресение и будет концом света и спасением мира.
Иудеохристиане, видимо, как обычно, смешивают, потому что нормально им концепцию христианства не объясняли, у них были какие-то тексты, которые они не поняли, снабдили своими вставками и вот получились какие-то обрывки непонятно о чем, смесь иудаизма, римского язычества и реального христианства.
От представлений иудеохристиан и Мани Хайя по этому поводу перехожу к представлениям современного религиоведения.
Фрезер полагает, что культ неолитический и прошел следующие стадии:
1. Выделили дух зерна как силу плодородия.
2. Дух зерна осмысляется как хозяин зерна и урожайности.
3. Персонификация зерна в виде божества, которое умирает (падает в землю) и потом воскресает (когда из него прорастают другие зерна).
4. Обожествление и создание комплекса обрядов и представлений, уже не связанных прямо с земледелием.
С этой точки зрения шумерский миф уже находится в последней стадии процесса, потому что фигуранты никак не связаны с земледелием: Думузи - пастух (символически хватают его в хлеве посреди овец), Инана - проститутка, живет постоянно в городах.
В.Я.Пропп на основе сравнительного изучения фольклора разных народов выделяет следующие этапы формирования данного культа:
1. Древнейший этап: воплощением силы является дерево (семицкая берёзка, майское дерево).
2. Сила мыслится живущей в дереве
3. Воплощение силы, отделяемой от дерева, антропоморфизируется, приобретает облик человеческого существа
4. Антропоморфное существо получает имя и воплощается в виде чучела, о котором вспоминают только на время праздника (Ярило, Кострома, Масленица, Кострубонька, Маржана)
5. Существу начинают приписывать постоянное существование, оно обретает божественный статус (Осирис, Таммуз, Аттис и др.)
То есть как у Фрезера, но связывает не с зерном, а с мировым деревом. Мне представляется, что Дерево Жизни это отдельная все таки концепция, связанная с Воскресающим только через общую схему доктрины. В мифе о Думузи мы опять же никаких деревьев не видим.
Е. А. Торчинов критикует аграрную теорию Фрезера и Проппа, и полагает что в основе общечеловеческие переживания собственного рождения. "Экзальтированные обряды этого культа, экстатическое переживание смерти и воскресения вместе с божеством, как пишет Торчинов, являются отражением родовых психических травм человека и одновременно их преодолением". Это мне представляется более достоверным, так как данные представления имеются во многих культурах, не обязательно аграрных.
В целом интерпретаций происхождения этого мифа очень много, так как он действительно один из базовых у человечества, и представляет собой важный образ и манихейства тоже. Так что если френды что добавят по этому поводу, было бы интересно.
Текст
Три текста, которые описывают окончание мифа "Инана и Думузи", причем хорошо сохранился только отрывок из Сна Думузи.
"Сон Думузи" хронологически по сюжету возвращает опять немного назад, и мы узнаем, что пока Инана была в аду, Думузи не радовался, как она позднее предупреждала, а ходил по долинам и плакал, предчувствуя при этом и собственную смерть. На полном цветов поле Думузи засыпает и видит пророческий сон о том, как его оплетает тростник, обступают деревья, чаша его будет разбита и стада его будут без пастуха, их растащат хищники и сломается любимая маслобойка.
Думузи приходит к сестре Гештинане и рассказывает сон. Та говорит, что это о том, что скоро его обступят черти и утащат в ад. Дальше он прячется не в сарае, как в предыдущем тексте, а в зарослях камышей в каналах. Гештинана обещает не выдавать место.
Затем Думузи сидит в болоте, а рядом на холме стоят Гештинана, Амагештинана (вторая сестра) и подруга Гештинаны Гештиндуду; Думузи спрашивает девушек, не идут ли уже черти, а те смотрят с холма во все стороны. Наконец черти приходят, и девушки просят пастуха спрятать голову в траву, чтобы его не поймали.
Следует страшная часть песни, которую вероятно исполняли соответствующим голосом. Говорится, что черти это банда ублюдков, еды они не едят, воды не пьют, взяток не берут, ничего человеческого в общем в них нет. Черти делятся на больших и маленьких (как и в предыдущем тексте). Они хватают сестру, которая ссылается на то, что брат закопал голову в траву и она не знает где он. Черти мучают Гештинану, Думузи решает что нехорошо мужику сидеть в траве, когда сестру пытают, и сам является в город, выдавая себя демонам. При этом он молится богу Уту, в этом тексте упирая не на справедливость, а на родственные связи (что он муж сестры бога Уту, то есть Инаны).
Уту превращает его в газель, Думузи в облике газели бежит от чертей, те его догоняют и сильно пиздят, ОМОН просто какой-то. Думузи опять молится богу Солнца и переносится в дом богини Белили (которая постоянно идет с эпитетом "старуха Белили"). Белили начинает кормить беженца, тут снова прибегают черти, Думузи опять превращается в газель и прячется в овечьем стаде Гештинаны.
Черти врезаются в стадо и убивают парня: первый черт бьет его острым гвоздем, второй пастушьей палкой, третий ломает его любимую маслобойку, второй разбивает чашу, и таким образом сон сбывается.
Дальше идут события текста "Инана и Билулу": Инана внезапно начинает скорбеть по ею же преданному муже, но в своем обычном стиле сваливает вину на кого-то еще, а именно она приходит в дом старухи Белили (=Билулу) и убивает ее, обвиняя в том, что та не защитила мужа от чертей, когда он там скрывался.
Текст "Думузи и его сестры" плохо сохранился, а он, очевидно, ключевой: описывается как три девушки, которые были на холме, оплакивают Думузи, и в конце, насколько можно понять по сильно побитому тексту, есть и воскресение.
Окончание мы знаем из аккадского мифа, шумерского текста нет: Гештинана соглашается сходить на полгода в ад вместо брата, соответственно когда Думузи в аду, на земле зима, а когда возвращается, то все расцветает и наступает весна: главный праздник данного культа празднуется в начале весны.
Масонский культ Хирама, очевидно, списан с культа Таммуза чуть менее чем полностью, там почти прямой пересказ.
Заметны также сходства между данным мифом и то, что сложилось про Христа в католичестве, мифологи сразу замечали:
1. Таммуз, как и Христос, нечто промежуточное между Богом и человеком - он человек, но в то же время муж богини Инаны и в тесном контакте с Уту.
2. Три девушки оплакивают и видимо присутствуют при воскресении (в иудохристианстве - при смерти).
3. Сам пошел и сдался.
4. Воскрес ранней весной.
То есть про того Таммуза на Руси поют в общем-то много, в пасхальных песнопениях.
Ярослав Золотарев